Крупный помещик

Крупный помещик

«С болью говорю, что защитники крестьян выступили с одними речами, речами прочувствованными, обоснованными, но которые, не будучи претворены в точный проект, не предлагали ничего практического для решения вопроса»,-замечал Когэлничану. Он еще не воспринимал эту уклончивость как признак капитуляции перед помещиками и увещевал своих оппонентов.

По его мнению, изгнать крестьян с земель, «которые они обрабатывали сотни лет, которые удобрены и политы их потом, а часто и кровью, значит совершить величайшее беззаконие века…

». Обращаясь к депутатам, он говорил: «Вы готовы освободить крестьянина от цепей, но с непременным условием — снять с них одновременно и сапоги».

Когэлничану, сам крупный помещик и фабрикант, клялся, что и в мыслях не держит посягательства на принцип частной собственности и преисполнен умеренности.

Он призывал взять за образец только что проведенную в России реформу 1861 г.: «Я не требую для крестьян наших больше того, что император Александр II и русское дворянство сделали для рабов, для крепостных. Вы не можете сказать, что вас толкают на проведение коммунистических или социалистических мер. Я требую решения, подобного тому, что было принято в наиболее консервативном государстве Европы…

» Доводы Когэлничану не доходили до уцепившихся за свои земли бояр.

Барбу Катарджиу обвинил своего оппонента в том, что тот следует примеру братьев Гракхов, Томаса Мора, Кампапеллы.

Сен-Симона и других столь же «страшных» для реакционеров людей.

Ьитуацпя обострилась еще больше в связи с покушением на Катарджиу. Он был убит, когда выезжал из резиденции митрополии, где заседало Национальное собрание.

Молва возлагала на фанатика-радикала, возмущенного реакционным курсом кабинета.

Собрание приняло выработанный правительством аграрный проект и передало его на утверждение князю. А. И. Куза, понимая, что подобную реформу навязать деревне можно только силой, отказался подписать закон и дал отставку правительству.

Конфликт с собранием он решил использовать для крепления своей личпой власти проведения тех реформ, сторонником которых являлся.